.

Дмитрий Лисов: Всегда старался получать удовольствие от спорта

Дмитрий Лисов: Всегда старался получать удовольствие от спорта

«Звали неизвестно куда. Все было как в тумане. Никакой ясности. Поехал, не понимая во что все выльется. Тогда еще никто про следж-хоккей толком ничего не знал. Но это паралимпийская дисциплина, а участие в Олимпиаде или Паралимпиаде – высшая ступень для любого атлета. Я рискнул и не прогадал».

Наш собеседник – Дмитрий Лисов. Спортсмен, стоявший у истоков развития следж-хоккея в России и одержавший в составе национальной сборной команды яркие победы. Серебряный призер Паралимпийских игр в Сочи, чемпион Европы.

Дмитрий – амбассадор движения «Спорт – норма жизни» с сентября 2020 года. Он на собственном примере доказывает, что нет ничего невозможного для человека активного и деятельного.

- Травма, из-за которой вы лишились ноги, сильно повлияла на жизнь?

- Мне было всего 3 года. Я тогда особенно и не понимал, что происходит. Всю сознательную жизни живу так. Одноклассники, друзья во дворе, повседневное общение - человеческие взаимоотношения складывались как у всех. Друзья и знакомые не обращали внимания на травму. Понятно, что иногда приходилось учитывать свои особенности. Особого отношения к себе и сейчас не чувствую.

- Дмитрий, в какой момент вы поняли, что спорт играет важную роли в вашей жизни?

- Так вышло, что я с раннего детства был активным и озорным. Доставлял много веселья своим родителям. Они всегда поддерживали меня, направляли энергию в мирное русло. Этим «руслом» как раз и стал спорт. До следж-хоккея я пробовал себя в разных видах спорта. Многое мне дал футбол. Всегда старался получать удовольствие от спорта. Жить полной и насыщенной жизнью. Несмотря на травму.



 - Можно считать, что спортивная жизни началась с футбола?

Да. Футбол – самый популярный вид спорта. К нему приковано повышенное внимание. В 11 лет мне предложили попробовать себя в футболе для ампутантов. Родители во всем меня поддержали. У меня появился ориентир в жизни. Футбол меня сильно увлек. Стал чемпионом России, но особых высот не достиг. Важно другое. Это была моя школа жизни. Во взрослой футбольной команде я увидел людей, у которых уже были семьи, дети. Это сформировало у меня понимание, что можно и с инвалидностью жить полноценной жизнью.

- И все-таки вы ушли из футбола.

- После окончания школы и поступления в ВУЗ появилось понимание, что нужно искать другой вид спорта, обязательно – паралимпийский. Все-таки Олимпиада или Паралимпиада – это мечта для любого спортсмена. А футбол в состав Паралимпийских игр не входит.

 - Про следж-хоккей уже тогда стали задумываться?

- Нет. Сначала поехал на пекинскую паралимпиаду в 2008 году в поисках вида спорта, который меня «зацепит». Пробовал себя в теннисе, в легкой атлетике, и в других дисциплинах, но драйва не испытывал. Все было не то.

А со следж-хоккеем интересная штука произошла. Ближе к 2009 году пошли слухи о развитии нового для нашей страны вида спорта. Сразу понял, что это мое. Звали неизвестно куда, все было как в тумане, ясности никакой, но я поехал. И до сегодняшнего дня – это важная составная моей жизни, где я реализую себя.

- Хоккеем в детстве или юности интересовались?

- В том-то и дело, что нет! Никогда особо не увлекался хоккеем, не знал правил. Но с появлением следж-хоккея начал понимать классический хоккей и такие термины, как «проброс», «офсайд». Сейчас частенько смотрю большой хоккей и считаю, что это круто.

- Как проходило первое близкое знакомство со следж-хоккеем?

 - Шел 2009 год. Был образован клуб «Феникс». Нас собрали и начали тренировать «с чистого листа». Коллектив первого созыва подобрался веселый. Клюшки к нам пришли не профессиональные, а детские для классического хоккея. Мы их подпиливали, подстраивали под себя, адаптировали для игры. Много шутили по этому поводу. Сложилась своя атмосфера. Я понял, что хочу этим заниматься. Вышел на лед и сразу сказал себе: «Это то, что тебе надо».

- А в это время на горизонте замаячил олимпийский Сочи.

- На первых порах мы не заглядывали очень далеко. Мы не думали, что пишем какую-то страницу в истории, а просто жили каждым днем преодолевая трудности и все сюрпризы нового для нас всех вида спорта. Нас занимали вопросы как управлять санями, как держать равновесие, как работать клюшкой, наносить удары по шайбе. Да, мы понимали все, видели цель впереди. Знали, что нас собрали для Паралимпиады, но ежедневные ситуации все-таки были ближе.



- Вспомните самые яркие воспоминания от первых тренировок.

- Мы как губки впитывали новый опыт. Понимали, что от нас ждут спортивных достижений на фоне сильных соперников, которые уже накопили опыт и традиции. А мы начинали с азов. Учились у иностранных инструкторов. Что-то сами додумывали. Боролись с каждодневными трудностями. Занимались своим любимым делом. Формировался костяк. Кто-то после первой тренировки ушел. Кто-то позже понял, что это не его. Оставались те, которые прониклись и были готовы идти дальше.

С улыбкой вспоминаю, как мы ездили на санях просто по прямой, стараясь не упасть. Люди в первый раз сели на сани. Позже начали кататься по кругу, поворачивали, работали над балансом. Каждый оценивал свои действия и смотрел что поменять, что мешает. Нам потребовалось года два для «обуздания» саней.

- А в играх на что обращаете внимание в первую очередь?

- Начну с того, что в следж-хоккее используются две короткие клюшки. Основной момент и «+100» к твоему мастерству – это использование обеих рук. Для многих вторая рука – «не рабочая». И они сильно урезают в своих возможностях. Мы периодически играем с контрольные матчи с юниорами. Они обходят нас по скорости, но как только мы «включаем» вторую руку, они теряются. Они привыкли подкатываться под одну клюшку и это понятно. А тут ты начинаешь перебирать шайбу под санями под другую руку и ага. Да и вратарю сложнее понять, как ты будешь бить, если у тебя обе руки – ударные.

Правила игры с классическим хоккеем очень похожи. Естественно, зона скамейки запасных отличается. Нам нужен пластик, на котором мы находимся на смене.

Столкновения и единоборства – значительная часть игры. В этом аспекте хоккей и следж-хоккей максимально похожи. Запрещены только удары в голову. Есть особенности: нельзя бить санями и шипами клюшек. Опасные действия наказываются удалением вплоть до конца игры.

- Волновались перед Сочи?

- Нет. Мандража не было. Скорее – азарт с холодной головой. Ожидание того момента, когда мы померимся силами с лучшими соперниками на самом крутом соревновании. Мы хотели всем показать для чего мы проделали весь этот путь, все сборы, тренировки, игры, турниры. А уверенность в себе мы приобрели на чемпионате мира за год до Сочи. Заняли третье место и поняли, что борьба за «золото» — это не оторванная от реальности «хотелка», а достижимая цель.

- Что первое приходит в голову когда вспоминаете Паралимпиаду?

- Вспоминаю атмосферу и чувство единения. Атмосферу олимпийского Сочи сложно передать словами. Эмоции усиливались еще оттого, что это были первые соревнования для нас на таком очень высоком уровне. Мы все понимали, что зрители придут на арену, но мы не представляли, что их будет так много. Я тогда понял, что болельщики – это реально «двенадцатый игрок» по футбольной терминологии. Они нас гнали вперед. Ответственность, что представляем страну была, но она нас не сковывала.

Нашему товарищу Вадиму Селюкину приснился сон, что мы побеждаем в финале Канаду. Посмеялись тогда. Да, Канада была немного хуже готова, чем США. И мы могли их обыграть. Но и с США могли цепляться, моменты были, а так все решила одна шайба. Все произошло так как произошло. До сих пор помню поддержку наших болельщиков и скандирование «Молодцы!» после свистка об окончании.
   
- Рассчитывали на «золото»?

- Ставили максимальные цели, но сейчас думаю, что мы заняли свое место. Показали ровно столько мастерства, сколько хватило на «серебро». Осадок только один – не смогли принять участие в следующей Паралимпиаде в Рио-де-Жанейро. А сейчас есть мысли, что те турниры – не последние. Нужно продолжать работать, трудиться, завоевывать новые высоты. Пока есть пыл и горят глаза – все возможно. Будем надеяться, что возможности еще представятся.



- Как обстоят дела у следж-хоккея после успеха на домашней Паралимпиаде?

- Прошло уже 7 лет. Считаю, что в нашей стране появились хорошие клубные команды, инфраструктура, сильный внутренний чемпионат, подрастает новое поколение хоккеистов. Детский следж-хоккей набирает обороты. Понятно, что не все подходят для профессиональной игры. В большинстве случаев — это реабилитация. Но это активность, возможность найти себя. У современных детей больше возможностей, лучшие стартовые условия. Уже есть поколение поигравших профессиональных игроков с большим опытом, которые становятся тренерами. Появилось новое современное оборудование и экипировка. Прогресс – на лицо.

- Какие у вас планы на ближайшее время?

- Хочется все-таки успеть реализовать себя в качестве игрока национальной сборной команды. Завоевать высшую спортивную медаль – «золото» Паралимпиады. Это поможет тем, кто только начал заниматься. Их цели возрастут.

- Как вы проводите свое свободное время?

- Мне приходится много времени проводить на сборах. Первое, куда ты стремишься в свободное время – это домой. В свою семью. Там питаюсь новыми эмоциями. Главные эмоции – моей супруге. Мы познакомились в Швеции на соревнованиях. Она поехала переводчиком. До сих пор вместе. Счастливы в браке. Я ей очень благодарен. Она меня терпит, любит, ждет, поддерживает во всех начинаниях. Я стараюсь посвятить ей свое свободное время. Мы с ней любим путешествовать. Расширяем кругозор. Новые места, люди. Прикасаемся к истории нашей страны и истории других стран.

- Насколько привлекает общественная деятельность?

- Я в прошлом году стал послом проекта «Спорт – норма жизни». Прежде всего - я спортсмен. Стараюсь агитировать друзей и знакомых заниматься спортом и вести активный и здоровый образ жизни. Все возможно. Чем активнее ты живешь, чем больше возможностей появляется.


Спорт - норма жизни
Войти
E-mail